Песни у костра

музыкально-туристический портал


Как ищут свое лицо

Как самую отрадную черту сегодняшней рок-поэтической ситуации отмечу не только высокую поэтическую, стилистическую и чисто версификационную, техническую культуру текстов в репертуаре самых интересных коллективов, но и особенно подчеркну достижение того уровня этой культуры, когда  именно с помощью слова, приемов обращения с ним, через творческое и сугубо личное отношение к нему создается лицо группы.

Каждая такая группа берет для себя и акцентирует то средство из арсенала рок-поэзии, которое считает наиболее «козырным» для себя и в глазах аудитории. Например, давно переняв у «Битлз»  (поздних)  прием стилизации песен «под эстраду», сегодня наши  авторы и исполнители перестали использовать этот прием в лоб, «в масштабе один к одному»,  и вошли с ним в творческие непредсказуемые отношения ради эффекта игры со знакомым предметом — с неизвестным итогом.

Группа «Лотос», например, новейшие тексты, мелодию и аран-жемент номера «Пароход на Евпаторию» орнаментировала в качестве рефрена-припева звукосочетанием «тури-тури-ту», и, поскольку оно заимствовано из блатного и мещанского фольклора (вспомним рефрены дворовых шлягеров нашего детства: «Тури-тури-тури-асса!» или «гоп-тури-тури-бумбия!»), «Пароход на Евпаторию» окрасил «любовную историю» в современные тона. «Бригада С» пошла еще дальше — до привокзально-ресторанного перла «О моя маленькая бэби!», что в переводе означает «маленькая малышка» (масло масляное) —эффект тот же.

А вот эстрадизация с эффектом противоположным (сознательно): аранжемент и мелодику «а ля Сан-Ремо», доведенные до квинт-эссенции, ленинградец Алексей Вишня, их создатель, вернее «доводитель», низвергает .сам же во прах таким, например, своим куплетом: «На будущий год меня вдруг полюбит русалка. Она отсчитает мне первые такты альбома. Она привезет мне заморскую многоканалку. А после нехай превращается в пену морскую». Или, скажем, таким пассажем: «О том, что это любовь, я узнала чуть позже. И тотчас она посжигала мне мозги до дыр.

Мне до сих пор чудится в воздухе запах расчески. Это горит мое сердце — прощай тыр-тыр-тыр!» Пародия на пародию — высокий класс. Иногда во имя рождения стиля инициатором отношений с текстом бывает музыка (композитор) — Владимир Алексеев из «Искусственных детей» выбрал восточную ориентацию мелодии, столкнувшись с такими стихами Виктора Коркия: «О Гималаи, Памиры, Тянь-Шани! О Пиренеи, Карпаты, Кавказ! Три папуаса в родном Магадане мрачно жуют социальный заказ... Смутное время на жидких кристаллах нервно пульсирует, но не течет. Я отстают от народов отсталых и закрываюсь от них на учет».

Пропедалировав «восточность» песни и мелодией, и гитарой «под ситар»  (Виктор Гаранкин), и акцентированными бонгами (Андрей Дашунин), «Искусственные дети» как бы переусердствовали в играх с «сосудом формы», помогли взорвать его изнутри и вырваться на все четыре стороны света «джину смысла». А, к примеру, группа «Ва-банк» поступает со смыслом часто совсем наоборот — доносит его нарочито опосредованно, предлагая хлебниковскую игру фонетикой и интонацией расшифровывать каждому на свой собственный лад: «Революция — революционеры в Союзе, революция — революционеры в Китае, революция — революционеры на Кубе...» и т. д.

Возврат к списку


Christian Dior Addict 2 подробнее.